30
Дек

Про Адама и Еву. Слезы. Скупые мужские

   Автор: инкогнито    Категория: Адам и Ева

 

 

Как это могло быть

Часть 12-я


Она спала спокойно и крепко, но сон Адама исчез, едва он почувствовал рядом с собой покорное тело Евы. Его накрыло горячей волной, его спящая гусеничка взбрыкнула и вдруг, о ужас — успокоилась, это Адам представил, что захотев обнять Еву, в нем снова проснется дикий зверь и холодный пот выступил на его лбу... . До рассвета лежал он не шелохнувшись.

 

Озабоченный муравей, побродил по его лицу, забрался в ухо, подумал, пошуршал и скатился в траву. Адам, мужественно стерпел эту пытку, и чуть забрезжило, тенью выскользнул из объятий Евы и спрятался в ближайшем орешнике. Ах, как она прекрасна — ее длинные густые волосы почти до пояса укрывали ее тело, бронзовое плечо так соблазнительно блестело в лучах восходящего солнца, ее круглая попка, так доверчиво выглядывала из травы, но ужасное темное пятнышко на ней — Адам до ломоты в висках стиснул зубы — успокоило его, вновь было оживающий фаллос.

 

— Да что же это, неужели я больше никогда не обниму мою сладкую птичку, мою нежную, добрую Еву… о, что же мне делать! Он видел, как проснулась она, перевернулась, потянулась, он видел, как ее глаза растерянно шарили вокруг, в поисках его, как ее плечики сникли и такой ком подкатил к горлу Адама, что он растерянно провел рукой по мокрым щекам — что это?

 

— Слезы, скупые мужские слезы – злорадно констатировал Змей — пакостник уже забавлялся развитием событий. Адам собрался выйти из-за куста, но мужская гордость — о, сколько новых чувств и ощущений обрушилось на головы Первых людей! Эта, вдруг непонятно из чего родившаяся мужская гордость, почему-то не позволила ему выйти к Еве сейчас… И еще, ему было… стыдно. Не понимая, что с ним происходит, подумав немного, оглянувшись вокруг, он сорвал тонкую веревку прочной лианы, нарвал длинных листьев, продел ее сквозь них и обернул себя подобием первой одежды, неумело связав концы лианы сбоку.

 

Смущенно выйдя из-за куста, Адам увидел, как обрадовалась бедняжка Ева. Она с сияющим лицом следила, как он приближается к ней, и своим женским инстинктом, поняв состояние Адама и причины его невиданного наряда, категорически и безапелляционно заявила — что и она хочет такое же! Почти весь день ушел на поиски лианы потоньше и гибче чем у Адама, а листья должны быть совсем другие — поярче и пошире! В довершение, Ева попросила нанизать на самую тоненькую лианку, кучу красных плотных ягод и получилось первое в мире украшение — ожерелье для женщины! Потом, она нашла несколько ярких перышек и словно в оправдание скрывающего эффекта их одежд, с улыбкой воткнула их в волосы себе и Адаму.

 

— Ах, какая ж она умница — Адам с восхищением смотрел на Еву — как она деликатна! И его пугливая гусеничка, пыталась начинать шевеление, путаясь в неуместной и совсем ненужной на ее взгляд преграде. Так, спокойно и мирно летело время. Днем, они гуляли, искали еду, меняли увядающую одежду, а ночью спали в объятьях друг друга. И — все. Ева уже совсем успокоилась и начинала с любопытством поглядывать на Адама, пытаясь высмотреть среди листьев его набедренной защиты, иногда мелькавшую гусеничку.

 

— Ах эта девичья память – ехидничал Змеюка… . Но та была спокойна и Адам ничего не мог с собой поделать... . Когда Ева засыпала на его плече и он слышал ее легкое ровное дыхание, его тело обливали горячие волны и его фаллос мгновенно вздыбившись из листьев, напряженно застывал в ожидании. О, Адам горел, он плавился в адском пламени, чувствуя всем своим боком, нежное желанное тело Евы. Его руки тянулись обнять ее, но стоило лишь шелохнуться Еве, как жуткий страх нападал на него. Он вспоминал свою дикую ярость, причинившую ей столько боли и горя и тогда, ледяная волна обручем сжимала его бедра и его, дрожащий от нетерпения вздыбленный фаллос, мгновенно превращался в прежнюю лентяйку. Это было так – неприятно.…

 

Это смущало и удивляло Адама, и он был растерян! — О, это наказание за мою дикость! — О, Боже, я клянусь тебе, никогда больше в жизни, не причиню я вреда женщине, я буду тенью ее, ее рабом, только, Боже, верни мне силу мою! О, как Адам был искренен в своей мольбе, о, как он желал того счастья, того огня и той силы, обуявших его однажды! Но, никого знака, никакого ответа... Разбирайтесь сами, вы уж не дети... и вы мне – неинтересны… .

 

Но, слава тому же Богу, у Евы было доброе сердце и умеющая любить душа. И вот однажды, на рассвете, когда Адам как всегда спешил сбежать, она легонько удержала его... . Он испуганно замер. Ева еще крепче прижалась к его боку и положила на него свое колено. Адам чувствовал что, облокотясь на локоть, она смотрит на него. Но — как? Он боялся открыть глаза и еще крепче зажмурился. Ее колено лежало на нем и сквозь согретые им листья, он чувствовал собой его легкое давление. О, это было божественно, но — никаких результатов... .

 

— А вдруг она хочет посмеяться надо мной — испуганно думал Адам — и он решил притвориться спящим! Конечно, заснуть невозможно, но вдруг она поверит? Каков хитрец! Какая, на все времена — вечная хитрость мужчины.… И – ах, умница Ева — она приняла игру! Оставив в прошлом, забыв свои горькие воспоминания — она решилась на этот шаг, лишь только поняв, что Адам скорее умрет, чем попытается вновь овладеть ею…. Она инстинктивно поняла, как сильно он боится сорваться и уж возможно, навеки потерять ее! — Ах, милый, я верю, ты не сделаешь мне больше вреда, я знаю, я научу тебя быть и нежным и ласковым и сдержанным... .

 

— И где же, и когда же, она смогла такое понять — недоумевал Змеюка. О, ползучий, и ты, много чего узнаешь со временем, о чем не подозревает твоя плоская коробочка, потому что мозги, что в ней есть, изначально способны лишь только на пакости.

 

Дальше:

01   02   03   04   05
06   07   08   09   10
11   12   13   14   15

 

 

 

Теги:

Эта запись опубликована Пятница, декабря 30, 2011 в 09:10 и находиться в категории: Адам и Ева. Вы можите читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можите оставить комментарий, или поставить trackback на своем сайте.

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрироавны чтобы оставить комментарий.