3
Янв

Про Адама и Еву. Да, Адам, я твоя Ева. Прощение

   Автор: инкогнито    Категория: Адам и Ева

 

 

Как это могло быть

Часть 14-я


— Ах, милая Ева, продолжай, не останавливайся — хотелось кричать ему! Но он был — нем! Его грудь разрывало желание, все тело горело, а ему приходилось «спать», потому, что эта чертова гусеница, этот никчемный кусок бесполезного мяса — тоже спал! Но умница Ева поняла, что гусеничке, не обязательно всегда быть большой и сильной, это не важно... и непонятно… . Еве нравилось, просто прижиматься всем своим телом к Адаму, чувствовать его тепло, целовать его... . Его всего. Его — всего? Природное чувство меры утихомирило Еву — не все сразу! Не все сразу, дорогой — улыбнулась она — у нас столько времени... . У нас так много времени! У нас — Вечность!

 

— Как будто? — ухмыльнулся Змей. Ева тихонечко развязала узел лианы на боку Адама, и откинула прочь эту глупую одежду... . О, как он красив в лунном свете, в свете голубых лучей этой бесстрастной ночной волшебницы... . Бесстрастной? А не под ее ли чарами, впервые была околдована Ева? Не ее ли неверный свет, погружал ее в гипнотическое состояние, подобно немигающему взгляду узких зрачков исполинского удава... .

 

— А? — встрепенулся Змей.
— Ну тебя, веревка бесхвостая — фыркнула Ева и тихонечко, как дуновение легкого ветерка, легла на распластанное тело Адама.
— Не понял, как – бесхвостая? – Змеюка повертел перед своим носом, имеющимся в полном наличии, персональным, холодным длинным хвостом. Но Ева была уже далеко.

 

Она обняла Адама за шею своими тонкими руками, своей грудью она чувствовала твердые горошинки его сосков, всей поверхностью своего, нервно подрагивающего живота — напряженные мышцы его живота... . Его мягкая, упругая гусеничка так удобно устроилась в треугольничке ее тела, между крепко сжатых ног... . И — это был миг откровения... . Она снова, как раньше, прильнула губами к лицу Адама и тело ее и невольно и уже осознанно, вспоминало тот волнующий ритм движений, который так сладко уносил в никуда.

 

— О, только не просыпайся — она целовала его губы, она обнимала его, она вся извивалась на нем. Его тело было так желанно — о, милый Адам, я так люблю тебя, я так хочу тебя — шептала она, в забытьи не понимая смысла своих слов и уже не беспокоясь, что он проснется... . Наконец, ноги Евы стали разжиматься и она приникла к его гусеничке своей обнажившейся горячей плотью.

 

— О, деревянный Адам, ну проснись же, не спи!!! Но тот, «спал» из последних сил и когда устав, Ева затихла на нем, он с грустью чувствовал, как стыдливо удобно его ленивой гусеничке быть прижатой к Еве, и все равно не откликаться на ее отчаянный зов! Уставшая Ева, еще немножко полежала на «бесстрастном» Адаме, потом, соскользнув, прижалась к его боку своим разгоряченным телом, положила свое колено на его бессовестного «не друга» и беспокойно уснула. — Ах, милая моя, ах, солнышко мое, шептал он про себя — и еще сотни ласковых слов готовы были срываться с его губ... . Нескоро, с тяжелым сердцем, беспокойно заснул и Адам...

 

Почти перед самым рассветом он проснулся. Ева еще посапывала, доверчиво прижавшись к его боку, и Адам, вздыхая, тоскливо глядел на неяркие звезды, на блекнущем атласе предрассветного прохладного неба. Редкие птички уже робко посвистывали в ветвях деревьев. А Адам лежал и боялся шевельнуться, слушая своим боком ее сердце и вспоминая ее жаркие ласки... . И что же будет дальше, ведь Ева, может и обидеться на него, подумает, что она ему уже не нравится... .

 

— Ах, как же ты мне нравишься, птичка моя, девочка моя, ты самая прелестная, ты самая желанная, ты — моя Ева!
— Да, Адам, я твоя Ева, я твоя птичка, я твоя девочка — сонно пробормотала она. Растроганный Адам с печальной улыбкой притянул ее покрепче к себе и — осознал, до самых кончиков своих волос, до самой маленькой и неизвестной клеточки своего тела, что ничего дороже в этом мире для него — нет! И что он будет, до последней капли своей крови, защищать ее от Грома Грозы, от Огня Молнии, от, ну что там еще страшного есть в этом мире? И вроде бы — ничего, пока? Ну, тогда он будет любить ее вечно и страстно, он будет ее так любить, так оберегать ее, ни один волосок не упадет с ее — немного легкомысленной, но такой очаровательной и удивительной головки!

 

— Да, так и будет! — решительно сказал он.
— Да, так и будет! — решительно сказала гусеничка, и стала медленно, но верно увеличиваться на глазах у изумленного Адама! И вот, это снова — грозный и тяжелый фаллос! Адам растерянно смотрит как тот, уже триумфально возвышается над своим хозяином, а его шляпка, так четко вырисовывается на фоне посветлевшего утреннего неба, и из самой ее вершины, вывинчиваются огненные кольца и удушающей спиралью мгновенно опоясывают все его тело.

 

Усилием воли, Адам, подавляет рвущийся сладострастный стон и испуганно смотрит на Еву — но та спит, беспокойно перебирая пальчиками на его груди... . Постепенно, взгляд Адама наполняется нежностью, он тихонечко отслоняет ее от себя, и бережно придерживая, перекатывает на спину. Она беспокойно и смешно шевелит губами. Быть может, она целует меня во сне — растрогался Адам. О, Ева моя – какая ты сладкая, какая желанная — он окидывает ее всю горящим взглядом, ему не терпится обнять ее, укрыть собой... но, о — как мудр и своевременен урок Древнего Светила… . И Адам медленно, сдерживая дрожь всего тела, наклоняется над ней, и начинает легонечко прикасаться к ее коже губами... .

 

Дальше:

01   02   03   04   05
06   07   08   09   10
11   12   13   14   15

 

 

 

Теги:

Эта запись опубликована Вторник, января 3, 2012 в 10:31 и находиться в категории: Адам и Ева. Вы можите читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можите оставить комментарий, или поставить trackback на своем сайте.

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрироавны чтобы оставить комментарий.